eh cookies

venerdì 27 gennaio 2012

Russia 2012

Russia 2012: demografia e immigrazione

La popolazione russa non sembra destinata al disastro, come prospetterebbero alcune testate occidentali. A dirlo, una testata occidentale come Forbes. Secondo un recentissimo articolo, basato sui dati statistici relativi a mortalità e nascite, proprio la prima avrebbe avuto un calo vistoso nell'ultimo decennio, tanto che la contrazione avutasi una dozzina di anni fa, ossia circa un milione di abitanti in meno all'anno, si è ridotta a meno di 200.000. Al contempo, le nascite sono cresciute, lentamente, ma costantemente e maggiormente rispetto al resto dell'Europa Orientale (pur avendo questa tassi di mortalità inferiore). Tali dati sono basati sulla popolazione residente, senza considerare gli immigrati dalla CSI o dall'estero (con i quali la popolazione tenderebbe persino ad aumentare).

L'articolo di Forbes non tocca le ragioni di tale miglioramento. Semplicemente, presenta alcuni dati che gettano una luce meno fosca sulla capacità di rigenerarsi della società russa. D'altronde, evidentemente alcune politiche parrebbero aver incominciato a dare i loro frutti. Ad esempio, la riduzione degli aborti, il cui numero si è dimezzato negli ultimi anni.

A questo, vanno aggiunte le nuove dichiarazioni di Vladimir Putin riguardanti l'immigrazione. Il concetto, espresso in altre occasioni da varie autorità, è che il problema immigratorio debba essere posto all'interno di una valutazione nazionale e locale, con al centro degli interessi il cittadino medio russo. Per far questo, va contrastata in ogni modo l'immigrazione selvaggia e irregolare, punendo penalmente ogni figura che sfrutti in varia maniera l'illegalità e l'ingresso clandestino di stranieri, si tratti di un funzionario statale o di un imprenditore o di un proprietario di un immobile o di gruppi criminali. A questo, va aggiunto un indurimento delle pene contro gli stessi immigrati irregolari, cui venga proibito l'ingresso e la permanenza in Russia per lunghi periodi di tempo. L'immigrazione dovrà diventare, perciò, unicamente quella selezionata, anche dopo esami volti a provare la conoscenza di storia, cultura e diritto in uso in Russia.

Putin ha anche ribadito, sul quotidiano Nezavisimaya Gazeta, che la Russia viene da una storia multiculturale secolare. Il contrasto all'immigrazione ha perciò come base tale storia e tale contrasto non può basarsi, a detta dello stesso Putin, sull'idea di una società etnicamente omogenea. Naturalmente, non dubitiamo della presenza di più etnie, nel corso della storia russa. Dubitiamo, invece, che non debba avere importanza la proporzione demografica tra le etnie durante quella stessa storia (fino a diventare fatto culturale), da cui è poi stata generata la Russia moderna (attualmente l'80% circa dei cittadini è russo etnico). Di questo, la Russia stessa dovrà tener conto (ma il discorso può valere per qualunque altra nazione o area geografica).

  • Russia's Demographics are Still Improving - Population Loss on Pace for a 40% Decline (Mark Adomanis, Forbes, 5 gennaio 2012):
I do my best to stay up to date on most of what’s going on in Russia, but I pay particularly close attention to the area in which I focused academically: demographics and healthcare. Although Russia has clearly been experiencing significant political tension for the past several months, and while quite a lot of alarmist guff has appeared on the pages of establishment newspapers such as The New York Times proclaiming some sort of immanent catastrophe, one of the pleasant surprises of 2011 is that the health of Russia’s citizens continued to improve at an impressive rate.
I’ve written before about what I consider unduly alarmist and often inaccurate analyses of Russian demographics, and if there is one primary complaint that I have it is that people like Nick Eberstadt and Fred Weir present an unchanging and monolithic picture: Russians drink a lot, don’t have any kids, and die early, so the country is going to rapidly depopulate and there is nothing that anyone can do about it. Russia’s finished, end of story.
However this vision of inescapable and linear decline leaves out a number of important details that, at an absolute minimum, complicate the picture. For example Russian fertility has increased substantially since it’s post-Soviet nadir and the supposedly immutable mortality rate has also declined noticeably over the past seven years. Compared to Westerners Russians are still unhealthy and short-lived, but compared to their own recent past Russians in 2012 are actually doing pretty decently.
I don’t intent to ramble on because the numbers largely speak for themselves, but taking into account the latest data from Rosstat about January-November 2011 here are some graphs showing the overall decrease in population, the birth rate, the death rate, and the rate of population loss.* Again the 2011 numbers are estimates but they are based off of data for most of the year and in direct comparison with the analogous period in 2010. One should also note that 2010 saw a spike in mortality over the summer months when most of central Russia was choking on peat smoke, so some of the mortality improvement in 2011 is because of the base effect.



As you can see, since the early 2000′s, when Russia’s population was naturally shrinking by almost a million per year, the situation has improved rapidly


The story with the birth rate is not quite as dramatic, but considering that Russia underwent a nasty recession in 2008-09 the fact that births did not decrease (as they did in most other East European countries) should be taken as a positive. Russia’s birthrate is quite low compared to 3rd world countries, but is now somewhat higher than most of its peers in post-Communist Eastern Europe.



The story here is also not awe-inspiring, but since spiking in the aftermath of the horrific 1998-99 debt default and recession-within-depression, there has been a steady downward tick in the crude death rate. Russian mortality is still quite high compared to developed Western countries, but is significantly lower than it was in the very recent past.


This is the rate of natural population loss (as distinct from the overall total presented above), and as you can see there has been dramatic improvement. That is to say, Russia’s annual loss of population is not smaller simply because the country’s population is also smaller, it is smaller because there has been improvement in the underlying trends. Also note that all of the above charts refer to Russia’s resident population – they do not account for immigration. When immigration is added to the mix, Russia’s population has either been stagnant or has increased fractionally over the past 3-4 years.
In closing, I think it’s undeniably true that Russia will face significant economic and military challenges because of demographic pressures: finding a way to keep the military functional with smaller numbers of young men and finding ways to pay pensions with smaller numbers of workers will be difficult in even the rosiest interpretation. However these pressures are not necessarily as overwhelming, or as irresolvable, as they are often made out to be. If Russia continues to make progress in reducing mortality and if not increasing fertility then at least preventing it from declining, it will likely be able to maintain its current population. This will not allow the Kremlin to send hordes of tanks careening over the plains of Europe, but it will prevent Russia from suffering a catastrophic decline in power and influence (a prediction which is heard with increasing frequency among “serious” analyst of foreign policy).

*Just so I’m totally clear about where I got the 2011 numbers, I looked at the January-November demographic data, which I linked to above. Based on the percentage change from the analogous period in 2010, I created a full year estimate. So if mortality decreased by 5% in January-November 2011 compared to January-November 2010, I estimate that it will decrease by 5% for the full year. This is obviously not a perfect estimate, but it’s intended to give an overall indication of where the numbers are heading.

  • Aborto, nuove regole (Nicola Sellitti, Russia Oggi, 16 novembre 2011):
Aborti praticati entro le prime dodici settimane di gestazione. Che diventano ventidue per le donne che provano di non poter mantenere il bambino. La Duma ha approvato la legge – a breve firmata dal Presidente Medvedev - che limita il ricorso all’interruzione di gravidanza. E che aveva messo in agitazione la società civile ( http://russiaoggi.it/articles/2011/09/08/aborto_revisione_in_corso_12606.html ), convinta che fosse stato sferrato un attacco alla vita delle donne.

Tra le norme approvate dal Parlamento russo c’è anche una delle proposte avanzate dalla Chiesa ortodossa che più hanno suscitato discussioni: una settimana di silenzio (2-7 giorni) tra la richiesta d’interruzione di maternità e l’intervento, che dovrebbe consentire alla donna di riflettere ulteriormente sulla decisione di rinunciare a un figlio. Un periodo di tempo che, secondo i funzionari religiosi, ridurrebbe la possibilità di esercitare l’aborto attraverso metodi medici pericolosi, diminuendo così il rischio di complicazioni.

Tra gli strumenti di riflessione predisposti da Stato e Chiesa ortodossa a disposizione della gestante ci sono anche una serie di sedute psicoanalitiche prima dell’interruzione di gravidanza così da “rendersi conto che stanno privando intenzionalmente il bambino della possibilità di vivere”. Respinte invece le proposte più dure avanzate dalla Chiesa ortodossa sul diritto all’interruzione della gravidanza. Come trasformare l’aborto in un servizio a pagamento. Un metodo per liberare lo Stato da uno dei suoi doveri sociali, incidendo così sulla spesa pubblica. Senza occuparsi troppo della salute delle madri o dei diritti dei bambini. E come l’obbligo del consenso all’aborto del marito per le donne sposate. Con le donne che sono già vincolate da un punto di vista economico alla loro famiglia o ai partner. Nei casi in cui non ottenessero l’autorizzazione dal consorte, sarebbero costrette a rivolgersi a cliniche illegali.

Tra i provvedimenti che venivano dalla sfera ortodossa e bocciati dalla Duma c’era anche il consenso dei genitori per l’interruzione di gravidanza delle minorenni e il diritto dei medici di rifiutarsi di praticare l’aborto. Una serie di restrizioni che costituivano il primo tentativo di fermare il calo demografico russo dall’approvazione della legge sull’aborto a metà degli anni Sessanta. Anche perché le cifre del Ministero della Salute certificano che il Paese è ai vertici mondiali per numero di aborti annui. Più di un milione sono le gravidanze interrotte ogni anno. Le statistiche non considerano i casi d’interruzione di gravidanza nelle cliniche private, con cui si arriverebbe a circa sei milioni.

Numeri al ribasso rispetto agli ultimi tempi: nel 2005 si sono verificati 104,6 aborti ogni cento nascite. Una cifra (58.7) quasi dimezzatasi l’anno passato. E legato all’aborto in Russia c’è il problema della natalità, il cui tasso oscilla attorno a 1.4 bambini per donna, lontano dal 2.1 necessario per mantenere i numeri della popolazione attuale, in cui l’aspettativa di vita dell’uomo medio è scesa a 58 anni per l’alto tasso di alcolismo e per la condotta di vita dei russi. 

  • В миграционной политике в первую очередь нужно руководствоваться интересами своих граждан (Vladimir Putin, Putin2012, 26 gennaio 2012):
Владимир Путин предложил усилить требования к качеству миграционной политики. Об этом он заявил, выступая на заседании коллегии Федеральной миграционной службы.

«Россия не собирается закрываться, от кого-либо отгораживаться, но что нам, безусловно, необходимо - это на порядок усилить требования к качеству миграционной политики, включая регулирование трудовой миграции», - сказал он, добавив, что прежде всего необходимо исходить из интересов российских граждан, экономики, стабильности российского общества.

В сфере миграционной политики существует множество проблем, которые волнуют людей, признал Путин: есть претензии граждан и к качеству законодательства, и к правоприменительной практике. Он привёл данные ФМС, согласно которым в стране на данный момент проживает около 9,2 млн иностранцев, и почти половина из них, хоть и стоит на учёте, работает нелегально. «Хорошо - если работает, а ведь есть и другие способы заработать деньги», - отметил он.

Трудности в миграционной сфере создают благоприятную почву для коррупции, нарушения прав людей, для организованной и бытовой преступности, деформируют рынок труда, ложатся нагрузкой на инфраструктуру, провоцируют межэтнические и другие конфликты, отметил Путин. В ходе сегодняшнего заседания он озвучил ряд конкретных мер по решению существующих проблем.

Прежде всего, по его мнению, необходимо закрыть въезд на территорию России многократным нарушителям миграционного законодательства страны на срок от 5 до 10 лет или даже на более длительный период.

Кроме того, Путин предлагает ввести уголовную ответственность для физических и юридических лиц, которые провоцируют нелегальную миграцию. «Это касается тех, тех, кто организует незаконные и нелегальные потоки; тех, кто нанимает на работу людей без всяких разрешений и, по сути, на положении бесправных рабов использует здесь; тех, кто организует всякого рода общаги и ночлежки для нелегальных мигрантов», - заявил Путин, добавив, что сегодня такие нарушения караются символическим штрафом.

«Считаю, что здесь должны быть предусмотрены санкции уголовного характера и потребуется, видимо, внести изменения в 322-ю статью Уголовного кодекса России, в некоторые другие правовые акты», - подчеркнул он.

Владимир Путин предложил также ввести уголовную ответственность для владельцев так называемых резиновых квартир, где на нескольких квадратных метрах прописывают по сотне людей и больше, за фиктивную регистрацию мигрантов. Он убеждён в необходимости ликвидировать рынок подобных сомнительных услуг и фиктивной регистрации.

«Нужно предусмотреть жёсткую ответственность как для собственников жилья, которые явно злоупотребляют своим имущественным правом, так и для должностных лиц, которые паразитируют на махинациях с регистрацией, причём ответственность, к сожалению, и здесь нужна будет уголовная», - подчеркнул Путин.

Отдельно он остановился на вопросе качества трудовой миграции. По его мнению, нужно усиливать акценты в пользу квалификации трудовых ресурсов, трудовых мигрантов, их культурной, поведенческой совместимости. Он отметил, что подобная практика существует и в других странах мира. «Россия не должна быть исключением, не должна быть страной, куда может въехать кто угодно, как угодно и когда угодно», - заявил Путин. В этой связи он призвал к слаженной работе миграционную службу, правоохранительные органы, регионы и бизнес, чтобы понять, сколько людей и каких профессий требуется в том или другом субъекте Российской Федерации.

«Причём преимущественно следует привлекать иностранную рабочую силу именно на те позиции, на которые трудно набрать местных граждан - граждан Российской Федерации», - отметил Путин, подчеркнув, что важно избегать возникновения замкнутых этнических анклавов, поскольку зарубежный опыт показывает тупиковость этого пути.

По мнению Путина, нужно создавать условия, чтобы приезжающие в Россию могли нормально интегрироваться в российское общество, знали русский язык, уважали нашу культуру и традиции, знали и следовали законам Российской Федерации. «Считаю вполне взвешенным решением введение обязательного изучения и последующего экзамена на знание русского языка. Здесь потребуется серьёзная организационная работа, поправки в законодательство», - заявил он и поручил Федеральной миграционной службе и другим ведомствам представить конкретные предложения на эту тему в Правительство, особо подчеркнув, что данные предложения надо открыто обсудить со всеми национальными диаспорами, общественными и религиозными организациями.

Кроме того, считает Владимир Путин, нужно работать со странами, из которых в Россию приезжают люди, формировать двустороннюю правовую базу, необходимую инфраструктуру, в том числе так называемые центры домиграционной подготовки, которые будут включать в себя профподготовку, изучение русского языка, базовых законов, культурных норм и традиций народов России. К созданию таких центров Путин порекомендовал подключить и российских работодателей, заинтересованных в привлечении качественных трудовых ресурсов.

В ходе заседания Путин также поручил ФМС подготовить ряд предложений о более эффективной реализации программы по переселению соотечественников из-за рубежа и подключить к ней регионы, предпринимателей и потенциальных работодателей. Он рассказал о том, что на состоявшейся накануне встрече со студентами в Томской области одна русская девушка, приехавшая из Казахстана, пожаловалась ему на трудности, с которыми ей пришлось столкнуться при переезде из другой страны. «Нужно посмотреть, как сделать всю эту работу более эффективной и привлекательной», - отметил он.

Путин также призвал членов коллегии ФМС ликвидировать проблемы при выдаче паспортов - как российских, так и заграничных. «ФМС, как и все другие ведомства, сейчас переходит на оказание госуслуг в электронной форме и по принципу "одного окна". Судя по обращениям граждан, здесь остаются проблемы, нужно посмотреть, как более качественно отстроить этот процесс», - пояснил Путин.

В связи с началом работы Единого экономического пространства Путин поручил ведомству проработать все вопросы по созданию единой визовой и миграционной политики, а также быть готовыми к введению безвизового режима с Евросоюзом.

«Сейчас уже работает Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана, затем нам предстоит двигаться к созданию Евразийского союза. Такая тесная интеграция предполагает унификацию трудового и миграционного законодательства, а в перспективе, как мы рассчитываем, и единую визовую и миграционную политику. Надо будет проработать все практические шаги в этом направлении», - отметил он.

Владимир Путин подчеркнул, что в целом в сфере трудовой миграции нужно переходить на более чёткие правила, «удобные и необременительные для законопослушных людей». В частности, он порекомендовал сделать более внятными процедуры постановки на миграционный учёт, выдачи разрешений на проживание и работу, там, где это возможно, применять электронный формат предоставления таких услуг.

«Вы уже ввели некоторые новые формы, например, патенты. Приобрести патент можно в территориальном отделении ФМС. Утверждён перечень профессий. Самые популярные - это водитель, помощник по хозяйству, няня. Цена патента - всего 1 тысяча рублей. К настоящему времени уже куплено более 1 млн патентов. Это позволило пополнить региональные бюджеты, кстати говоря, на 3,8 млрд рублей», - рассказал он, особо отметив, что, создавая условия для легальной

Отметим, что тему национального вопроса Владимир Путин подробно рассмотрел в своей второй авторской статье «Россия: национальный вопрос», которая была опубликована 23 января. Это вторая из серии статей Путина, в которых он планирует системным образом изложить подходы к социально-экономическому развитию и международным делам. Первая авторская статья Владимира Путина «Россия сосредотачивается - вызовы, на которые мы должны ответить» была опубликована 16 января.

  • Россия: национальный вопрос (Vladimir Putin, Nezavisimaya Gazeta, 23 gennaio 2012):
Для России – с ее многообразием языков, традиций, этносов и культур – национальный вопрос, без всякого преувеличения, носит фундаментальный характер. Любой ответственный политик, общественный деятель должен отдавать себе отчет в том, что одним из главных условий самого существования нашей страны является гражданское и межнациональное согласие.

Мы видим, что происходит в мире, какие здесь копятся серьезнейшие риски. Реальность сегодняшнего дня – рост межэтнической и межконфессиональной напряженности. Национализм, религиозная нетерпимость становятся идеологической базой для самых радикальных группировок и течений. Разрушают, подтачивают государства и разделяют общества.

Колоссальные миграционные потоки – а есть все основания полагать, что они будут усиливаться, – уже называют новым «великим переселением народов», способным изменить привычный уклад и облик целых континентов. Миллионы людей в поисках лучшей жизни покидают регионы, страдающие от голода и хронических конфликтов, бедности и социальной неустроенности. С «обострением национального вопроса» вплотную столкнулись самые развитые и благополучные страны, которые прежде гордились своей толерантностью. А сегодня – друг за другом объявляют о провале попыток интегрировать в общество инокультурный элемент, обеспечить неконфликтное, гармоничное взаимодействие различных культур, религий, этнических групп.

«Плавильный котел» ассимиляции барахлит и чадит – и не способен «переварить» все возрастающий масштабный миграционный поток. Отражением этого в политике стал «мультикультурализм», отрицающий интеграцию через ассимиляцию. Он возводит в абсолют «право меньшинства на отличие» и при этом недостаточно уравновешивает это право – гражданскими, поведенческими и культурными обязанностями по отношению к коренному населению и обществу в целом.

Во многих странах складываются замкнутые национально-религиозные общины, которые не только ассимилироваться, но даже и адаптироваться отказываются. Известны кварталы и целые города, где уже поколения приезжих живут на социальные пособия и не говорят на языке страны пребывания. Ответная реакция на такую модель поведения – рост ксенофобии среди местного коренного населения, попытка жестко защитить свои интересы, рабочие места, социальные блага – от «чужеродных конкурентов». Люди шокированы агрессивным давлением на свои традиции, привычный жизненный уклад и всерьез опасаются угрозы утратить национально-государственную идентичность.

Вполне респектабельные европейские политики начинают говорить о провале «мультикультурного проекта». Чтобы сохранить свои позиции, эксплуатируют «национальную карту» – переходят на поле тех, кого ранее сами считали маргиналами и радикалами. Крайние силы, в свою очередь, резко набирают вес, всерьез претендуя на государственную власть. По сути, предлагается вести речь о принуждении к ассимиляции – на фоне «закрытости» и резкого ужесточения миграционных режимов. Носители другой культуры должны либо «раствориться в большинстве», либо остаться обособленным национальным меньшинством – пусть даже обеспеченным разнообразными правами и гарантиями. А фактически – оказаться отлученным от возможности успешной карьеры. Прямо скажу – от гражданина, поставленного в такие условия, трудно ожидать лояльности по отношению к своей стране.

За «провалом мультикультурного проекта» стоит кризис самой модели «национального государства» – государства, исторически строившегося исключительно на основе этнической идентичности. И это – серьезный вызов, с которым придется столкнуться и Европе, и многим другим регионам мира.

Россия как «историческое государство»

При всей внешней схожести ситуация у нас – принципиально иная. Наши национальные и миграционные проблемы напрямую связаны с разрушением СССР, а по сути, исторически – большой России, сложившейся в своей основе еще в XVIII веке. С неизбежно последовавшей за этим деградацией государственных, социальных и экономических институтов. С громадным разрывом в развитии на постсоветском пространстве.

Продекларировав 20 лет назад суверенитет, тогдашние депутаты РСФСР в запале борьбы с «союзным центром» запустили процесс строительства «национальных государств», причем даже внутри самой Российской Федерации. «Союзный центр», в свою очередь, пытаясь давить на оппонентов, начал вести закулисную игру с российскими автономиями, обещая им повышение «национально-государственного статуса». Сейчас участники этих процессов перекладывают вину друг на друга. Но очевидно одно – их действия в равной степени и неизбежно вели к развалу и сепаратизму. И у них не нашлось ни мужества, ни ответственности, ни политической воли – чтобы последовательно и настойчиво отстаивать территориальную целостность Родины.

То, в чем, возможно, не отдавали себе отчет инициаторы «затей с суверенитетами», – все остальные, в том числе и за рубежами нашего государства, – поняли очень четко и быстро. И последствия не заставили себя ждать.

С распадом страны мы оказались на грани, а в отдельных известных регионах – и за гранью гражданской войны, причем именно на этнической почве. Огромным напряжением сил, большими жертвами эти очаги нам удалось погасить. Но это, конечно, не означает, что проблема снята.

Однако даже в тот момент, когда государство как институт критически ослабело, Россия не исчезла. Произошло то, о чем Василий Ключевский говорил применительно к первой русской Смуте: «Когда надломились политические скрепы общественного порядка, страна была спасена нравственной волей народа».

И, кстати, наш праздник 4 ноября – День народного единства, который некоторые поверхностно называют «днем победы над поляками», на самом деле – это «день победы над собой», над внутренней враждой и распрями, когда сословия, народности осознали себя единой общностью – одним народом. Мы по праву можем считать этот праздник днем рождения нашей гражданской нации.

Историческая Россия – не этническое государство и не американский «плавильный котел», где, в общем-то, все так или иначе – мигранты. Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство. Государство, в котором постоянно шел процесс взаимного привыкания, взаимного проникновения, смешивания народов на семейном, на дружеском, на служебном уровне. Сотен этносов, живущих на своей земле вместе и рядом с русскими. Освоение огромных территорий, наполнявшее всю историю России, было совместным делом многих народов. Достаточно сказать, что этнические украинцы живут на пространстве от Карпат до Камчатки. Как и этнические татары, евреи, белорусы…

В одном из самых ранних русских философско-религиозных трудов «Слово о законе и благодати» отвергается сама теория «избранного народа» и проповедуется идея равенства перед Богом. А в «Повести временных лет» так описан многонациональный характер древнерусского государства: «Вот только кто по-славянски говорит на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане… А вот другие народы: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, корсь, нарова, ливы – эти говорят на своих языках…».

Именно об этом особом характере русской государственности писал Иван Ильин: «Не искоренить, не подавить, не поработить чужую кровь, не задушить иноплеменную и инославную жизнь, а дать всем дыхание и великую Родину… всех соблюсти, всех примирить, всем дать молиться по-своему, трудиться по-своему и лучших отовсюду вовлечь в государственное и культурное строительство».

Стержень, скрепляющая ткань этой уникальной цивилизации – русский народ, русская культура. Вот как раз этот стержень разного рода провокаторы и наши противники всеми силами будут пытаться вырвать из России – под насквозь фальшивые разговоры о праве русских на самоопределение, о «расовой чистоте», о необходимости «завершить дело 1991 года и окончательно разрушить империю, сидящую на шее у русского народа». Чтобы в конечном счете – заставить людей своими руками уничтожать собственную Родину.

Глубоко убежден, попытки проповедовать идеи построения русского «национального», моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории. Более того, это кратчайший путь к уничтожению русского народа и русской государственности. Да и любой дееспособной, суверенной государственности на нашей земле.

Когда начинают кричать: «Хватит кормить Кавказ», – ждите, завтра неизбежно последует призыв: «Хватит кормить Сибирь, Дальний Восток, Урал, Поволжье, Подмосковье…». Именно по таким рецептам действовали те, кто привел к распаду Советский Союз. Что касается пресловутого национального самоопределения, которым, борясь за власть и геополитические дивиденды, не раз спекулировали политики самых разных направлений – от Владимира Ленина до Вудро Вильсона, – то русский народ давно самоопределился. Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром. И этот выбор русский народ подтверждал раз за разом – и не на плебисцитах и референдумах, а кровью. Всей своей тысячелетней историей.

Единый культурный код

Российский опыт государственного развития уникален. Мы многонациональное общество, но мы единый народ. Это делает нашу страну сложной и многомерной. Дает колоссальные возможности для развития во многих областях. Однако, если многонациональное общество поражают бациллы национализма, оно теряет силу и прочность. И мы должны понимать, какие далеко идущие последствия может вызвать попустительство попыткам разжечь национальную вражду и ненависть к людям иной культуры и иной веры.

Гражданский мир и межнациональное согласие – это не один раз созданная и на века застывшая картина. Напротив, это постоянная динамика, диалог. Это – кропотливая работа государства и общества, требующая очень тонких решений, взвешенной и мудрой политики, способной обеспечить «единство в многообразии». Необходимо не только соблюдение взаимных обязательств, но и нахождение общих для всех ценностей. Нельзя насильно заставить быть вместе. И нельзя заставить жить вместе по расчету, на основе взвешивания выгод и затрат. Такие «расчеты» работают до момента кризиса. А в момент кризиса начинают действовать в обратном направлении.

Уверенность, что мы можем обеспечить гармоничное развитие поликультурной общности, опирается на нашу культуру, историю, тип идентичности. Можно вспомнить, что многие граждане СССР, оказавшиеся за рубежом, называли себя русскими. Причем сами считали себя таковыми независимо от этнической принадлежности. Интересен и тот факт, что этнические русские нигде и никогда, ни в какой эмиграции не составляли устойчивых национальных диаспор, хотя и численно, и качественно были представлены весьма значительно. Потому что в нашей идентичности – другой культурный код.

Русский народ является государствообразующим – по факту существования России. Великая миссия русских – объединять, скреплять цивилизацию. Языком, культурой, «всемирной отзывчивостью», по определению Федора Достоевского, скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар… Скреплять в такой тип государства-цивилизации, где нет «нацменов», а принцип распознания «свой–чужой» определяется общей культурой и общими ценностями.

Такая цивилизационная идентичность основана на сохранении русской культурной доминанты, носителем которой выступают не только этнические русские, но и все носители такой идентичности независимо от национальности. Это тот культурный код, который подвергся в последние годы серьезным испытаниям, который пытались и пытаются взломать. И тем не менее он, безусловно, сохранился. Вместе с тем его надо питать, укреплять и беречь.

Огромная роль здесь принадлежит образованию. Выбор образовательной программы, многообразие образования – наше несомненное достижение. Но вариативность должна опираться на незыблемые ценности, базовые знания и представления о мире. Гражданская задача образования, системы просвещения – дать каждому тот абсолютно обязательный объем гуманитарного знания, который составляет основу самоидентичности народа. И в первую очередь речь должна идти о повышении в образовательном процессе роли таких предметов, как русский язык, русская литература, отечественная история – естественно, в контексте всего богатства национальных традиций и культур.

В некоторых ведущих американских университетах в 20-е годы прошлого века сложилось движение за изучение западного культурного канона. Каждый уважающий себя студент должен был прочитать 100 книг по специально сформированному списку. В некоторых университетах США эта традиция сохранилась и сегодня. Наша нация всегда была читающей нацией. Давайте проведем опрос наших культурных авторитетов и сформируем список 100 книг, которые должен будет прочитать каждый выпускник российской школы. Не вызубрить в школе, а именно самостоятельно прочитать. И давайте сделаем выпускным экзаменом сочинение на темы прочитанного. Или по крайней мере дадим молодым людям возможность проявить свои знания и свое мировоззрение на олимпиадах и конкурсах.

Соответствующие требования должна задавать и государственная политика в области культуры. Имеются в виду такие инструменты, как телевидение, кино, Интернет, массовая культура в целом, которые формируют общественное сознание, задают поведенческие образцы и нормы.

Вспомним, как американцы с помощью Голливуда формировали сознание нескольких поколений. Причем внедряя не худшие – и с точки зрения национальных интересов, и с точки зрения общественной морали – ценности. Здесь есть чему поучиться.

Подчеркну: никто не покушается на свободу творчества – не о цензуре речь, не о «казенной идеологии», а о том, что государство обязано и имеет право и свои усилия, и свои ресурсы направлять на решение осознанных социальных, общественных задач. В том числе и на формирование мировоззрения, скрепляющего нацию.

В нашей стране, где у многих в головах еще не закончилась гражданская война, где прошлое крайне политизировано и «раздергано» на идеологические цитаты (часто понимаемые разными людьми с точностью до противоположного), необходима тонкая культурная терапия. Культурная политика, которая на всех уровнях – от школьных пособий до исторической документалистики – формировала бы такое понимание единства исторического процесса, в котором представитель каждого этноса, так же как и потомок «красного комиссара» или «белого офицера», видел бы свое место. Ощущал бы себя наследником «одной для всех» – противоречивой, трагической, но великой истории России.

Нам необходима стратегия национальной политики, основанная на гражданском патриотизме. Любой человек, живущий в нашей стране, не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности. Но он должен прежде всего быть гражданином России и гордиться этим. Никто не имеет права ставить национальные и религиозные особенности выше законов государства. Однако при этом сами законы государства должны учитывать национальные и религиозные особенности.

Считаю, что в системе федеральных органов власти необходимо создать специальную структуру, отвечающую за вопросы национального развития, межнационального благополучия, взаимодействия этносов. Сейчас эти проблемы находятся в ведении Министерства регионального развития и за ворохом текущих задач вытесняются на второй, а то и третий план, и такую ситуацию надо исправить.

Это не должно быть стандартное ведомство. Скорее речь должна идти о коллегиальном органе, который взаимодействует непосредственно с президентом страны, с руководством правительства и имеет определенные властные полномочия. Национальная политика не может писаться и реализовываться исключительно в кабинетах чиновников. В ее обсуждении и формировании должны непосредственно участвовать национальные, общественные объединения.

И, конечно, мы рассчитываем на активное участие в таком диалоге традиционных религий России. В основе православия, ислама, буддизма, иудаизма – при всех различиях и особенностях – лежат базовые, общие моральные, нравственные, духовные ценности: милосердие, взаимопомощь, правда, справедливость, уважение к старшим, идеалы семьи и труда. Эти ценностные ориентиры невозможно чем-либо заменить, и их нам надо укреплять.

Убежден, государство, общество должны приветствовать и поддерживать работу традиционных религий России в системе образования и просвещения, в социальной сфере, в Вооруженных силах. При этом должен быть, безусловно, сохранен светский характер нашего государства.

Национальная политика и роль сильных институтов

Системные проблемы общества очень часто находят выход именно в форме межнациональной напряженности. Нужно всегда помнить, что существует прямая зависимость между нерешенными социально-экономическими проблемами, пороками правоохранительной системы, неэффективностью власти, коррупцией и конфликтами на национальной почве. Если посмотреть на историю всех недавних межнациональных эксцессов – практически везде мы обнаружим этот «спусковой крючок»: Кондопога, Манежная площадь, Сагра. Везде обостренная реакция на отсутствие справедливости, на безответственность и бездействие отдельных представителей государства, неверие в равенство перед законом и неотвратимость наказания для преступника, убеждение, что все куплено и правды нет.

Когда речь заходит о том, что в России, а в особенности на исторических русских территориях, ущемляются права русских, это говорит о том, что государственные структуры не выполняют своих прямых задач – не защищают жизнь, права и безопасность граждан. И поскольку большинство этих граждан – русские, то возникает возможность паразитировать на теме «национального угнетения русских» и облечь обоснованный общественный протест в самую примитивную и вульгарную форму межнациональных беспорядков. И одновременно по всякому поводу голосить про «русский фашизм».

Нужно отдавать отчет, какие риски и угрозы заключены в ситуациях, чреватых переходом в стадию национального конфликта. И соответствующим, самым жестким образом, без оглядки на чины и звания, оценивать действия или бездействия правоохранительных структур, органов власти, которые привели к межнациональному напряжению.

Рецептов для таких ситуаций не очень много. Не возводить ничего в принцип, не делать скоропалительных обобщений. Необходимо тщательное выяснение сути проблемы, обстоятельств, урегулирование взаимных претензий по каждому конкретному случаю, где замешан «национальный вопрос». Этот процесс там, где нет каких-то специфических обстоятельств, должен быть публичным, потому что отсутствие оперативной информации порождает усугубляющие ситуацию слухи. И здесь исключительно важное значение имеют профессионализм и ответственность средств массовой информации.

Но никакого диалога не может быть в ситуации беспорядков и насилия. Ни у кого не должно возникнуть малейшего соблазна «продавить власть» на те или иные решения с помощью погромов. Наши правоохранительные органы доказали, что с пресечением таких попыток они справляются быстро и четко.

И еще один принципиальный момент – мы, конечно, должны развивать нашу демократическую, многопартийную систему. И сейчас готовятся решения, направленные на упрощение и либерализацию порядка регистрации и работы политических партий, реализуются предложения по установлению выборности глав регионов. Все это – нужные и правильные шаги. Но нельзя допустить одного – возможностей для создания региональных партий, в том числе в национальных республиках. Это – прямой путь к сепаратизму. Такое требование, безусловно, должно предъявляться и к выборам глав регионов – тот, кто попытается опираться на националистические, сепаратистские и тому подобные силы и круги, должен быть незамедлительно, в рамках демократических и судебных процедур, исключен из выборного процесса.

Проблема миграции и наш интеграционный проект

Сегодня граждан серьезно волнуют, а скажем прямо – раздражают, многие издержки, связанные с массовой миграцией – как внешней, так и внутрироссийской. Звучит и вопрос – не приведет ли создание Евразийского союза к усилению миграционных потоков, а значит, и к росту существующих здесь проблем. Считаю, что надо четко обозначить нашу позицию.

Во-первых, очевидно, что нам надо на порядок повысить качество миграционной политики государства. И мы будем решать эту задачу.

Нелегальная иммиграция никогда и нигде не может быть исключена полностью, но она должна и может быть, безусловно, минимизирована. И в этом плане – внятные полицейские функции и полномочия миграционных служб необходимо усилить.

Однако простое механическое ужесточение миграционной политики не даст результата. Во многих странах такое ужесточение приводит лишь к увеличению доли нелегальной миграции. Критерий миграционной политики заключается не в ее жесткости, а в ее эффективности.

В связи с этим должна быть предельно четко дифференцирована политика в отношении легальной миграции – как постоянной, так и временной. Что, в свою очередь, предполагает очевидные приоритеты и режимы благоприятствования в миграционной политике в пользу квалификации, компетентности, конкурентоспособности, культурной и поведенческой совместимости. Такая «положительная селекция» и конкуренция за качество миграции существуют во всем мире. Излишне говорить и о том, что такие мигранты интегрируются в принимающее общество намного лучше и легче.

Второе. У нас достаточно активно развивается внутренняя миграция, люди едут учиться, жить, работать в другие субъекты Федерации, в крупные города. Причем это полноправные граждане России.

Вместе с тем тот, кто приезжает в регионы с другими культурными, историческими традициями, должен с уважением относиться к местным обычаям. К обычаям русского и всех других народов России. Всякое другое – неадекватное, агрессивное, вызывающее, неуважительное – поведение должно встречать соответствующий законный, но жесткий ответ, и в первую очередь со стороны органов власти, которые сегодня часто просто бездействуют. Надо посмотреть, все ли необходимые для контроля такого поведения людей нормы содержатся в Административном и Уголовном кодексах, в регламентах органов внутренних дел. Речь идет об ужесточении права, введении уголовной ответственности за нарушение миграционных правил и норм регистрации. Иногда достаточно предупредить. Но если предупреждение будет опираться на конкретную правовую норму, оно будет более действенно. Его правильно поймут – не как мнение отдельного полицейского или чиновника, а именно как требование закона, одинакового для всех.

Во внутренней миграции также важны цивилизованные рамки. В том числе это необходимо для гармоничного развития социальной инфраструктуры, медицины, образования, рынка труда. Во многих «миграционно привлекательных» регионах и мегаполисах эти системы уже сейчас работают на пределе, что создает достаточно сложную ситуацию как для «коренных», так и для «приезжих».

Считаю, что следует пойти на ужесточение правил регистрации и санкций за их нарушение. Естественно, не ущемляя конституционных прав граждан на выбор места жительства.

Третье – это укрепление судебной системы и строительство эффективных правоохранительных органов. Это принципиально важно не только для внешней иммиграции, но, в нашем случае, и для внутренней, в частности миграции из регионов Северного Кавказа. Без этого никогда не могут быть обеспечены объективный арбитраж интересов различных сообществ (как принимающего большинства, так и мигрантов) и восприятие миграционной ситуации как безопасной и справедливой.

Более того, недееспособность или коррумпированность суда и полиции всегда будут вести не только к недовольству и радикализации принимающего мигрантов общества, но и к укоренению «разборок по понятиям» и теневой криминализованной экономики в самой среде мигрантов.

Нельзя допустить, чтобы у нас возникли замкнутые, обособленные национальные анклавы, в которых часто действуют не законы, а разного рода «понятия». И в первую очередь нарушаются права самих мигрантов – как со стороны собственных криминальных авторитетов, так и коррупционеров от власти.

Именно на коррупции расцветает этническая преступность. С правовой точки зрения преступные группировки, построенные по национальному, клановому принципу, ничем не лучше обычных банд. Но в наших условиях этническая преступность является проблемой не только криминальной, но и проблемой государственной безопасности. И к ней надо соответствующим образом относиться.

Четвертое – это проблема цивилизованной интеграции и социализации мигрантов. И здесь вновь необходимо вернуться к проблемам образования. Речь должна идти не столько о нацеленности образовательной системы на решение вопросов миграционной политики (это далеко не главная задача школы), но прежде всего о высоких стандартах отечественного образования как такового.

Привлекательность образования и его ценность – мощный рычаг, мотиватор интеграционного поведения для мигрантов в плане интеграции в общество. Тогда как низкое качество образования всегда провоцирует еще большую изоляцию и закрытость миграционных сообществ, только теперь уже долгосрочную, на уровне поколений.

Нам важно, чтобы мигранты могли нормально адаптироваться в обществе. Да, собственно, элементарным требованием к людям, желающим жить и работать в России, является их готовность освоить наши культуру и язык. Со следующего года необходимо сделать обязательным для приобретения или продления миграционного статуса экзамен по русскому языку, по истории России и русской литературе, по основам нашего государства и права. Наше государство, как и другие цивилизованные страны, готово сформировать и предоставить мигрантам соответствующие образовательные программы. В ряде случаев требуется обязательное дополнительное профессиональное обучение за счет работодателей.

И, наконец, пятое – это тесная интеграция на постсоветском пространстве как реальная альтернатива неконтролируемым миграционным потокам.

Объективные причины массовой миграции, и об этом уже говорилось выше, – колоссальное неравенство в развитии и условиях существования. Понятно, что логичным способом если не ликвидации, то хотя бы минимизации миграционных потоков, было бы сокращение такого неравенства. За это ратует огромное количество разного рода гуманитарных, левых активистов на Западе. Но, к сожалению, в глобальном масштабе эта красивая, этически безукоризненная позиция страдает очевидным утопизмом.

Однако нет никаких объективных препятствий для того, чтобы реализовать эту логику у нас, на нашем историческом пространстве. И одна из важнейших задач евразийской интеграции – создать для народов, миллионов людей на этом пространстве возможность достойно жить и развиваться.

Мы понимаем, что не от хорошей жизни люди уезжают за тридевять земель и зачастую далеко не в цивилизованных условиях зарабатывают себе и своей семье возможность человеческого существования.

С этой точки зрения задачи, которые мы ставим и внутри страны (создание новой экономики с эффективной занятостью, воссоздание профессиональных сообществ, равномерное развитие производительных сил и социальной инфраструктуры на всей территории страны), и задачи евразийской интеграции – это ключевой инструмент, благодаря которому можно ввести миграционные потоки в нормальное русло. По сути, с одной стороны, направить мигрантов туда, где они будут в наименьшей степени вызывать социальное напряжение. А с другой – чтобы люди в своих родных местах, на своей малой родине могли чувствовать себя нормально и комфортно. Надо просто дать возможность людям работать и нормально жить у себя дома, на родной земле, возможность, которой они сейчас во многом лишены. В национальной политике нет и не может быть простых решений. Ее элементы рассыпаны во всех сферах жизни государства и общества – в экономике, социалке, образовании, политической системе и внешней политике. Нам надо выстроить такую модель государства, цивилизационной общности с таким устройством, которая была бы абсолютно равно привлекательна и гармонична для всех, кто считает Россию своей Родиной.

Мы видим направления предстоящей работы. Понимаем, что у нас есть исторический опыт, которого нет ни у кого. У нас есть мощная опора в менталитете, в культуре, в идентичности, которой нет у других.

Мы будем укреплять наше «историческое государство», доставшееся нам от предков. Государство-цивилизацию, которое способно органично решать задачу интеграции различных этносов и конфессий.

Мы веками жили вместе. Вместе победили в самой страшной войне. И будем вместе жить и дальше. А тем, кто хочет или пытается разделить нас, могу сказать одно – не дождетесь…

Nessun commento:

Posta un commento